Новости

Альтернатива Западу: глобальная напряженность дает БРИКС шансы на будущее

Вопрос о практических перспективах БРИКС в условиях современной ситуации в мире является чрезвычайно сложным, на который нельзя дать однозначного ответа – считает доцент кафедры национальной безопасности РАНХиГС Павел Грибов.

Противоречия не мешают работе БРИКС

Таким образом, Павел Геннадьевич прокомментировал последнее заявление заместителя министра иностранных дел РФ Сергея Рябкова о том, что противоречия в рамках БРИКС существует, но это не мешает развитию сотрудничества внутри этой платформы.

Поводом для такого заявления стал круглый стол в Совете Федерации РФ на тему «БРИКС: тенденции и перспективы развития в условиях новых вызовов в современном мире». Рябков заметил, что противоречия внутри пятерки членов данной платформы существуют, но это не мешает этому сотрудничеству, поскольку страны-члены не связаны между собой союзными обязательствами.

Рябков отрезюмировал, что хоть позиции России, Китая, Индии, Бразилии и Южной Африки не идентичны, но, в целом, они являются созвучными, поэтому, несмотря на критику, данное пятистороннее сотрудничество имеет практическую перспективу.

Примечательно, что пик популярности идеи БРИКС пришелся на нулевые годы, когда мир устал от доминирования США и начал искать альтернативы развития вне традиционных западных форматов. И здесь родилась идея о сотрудничестве ведущих развивающихся государств в лице России, Индии и Китая, которые не входят в западные структуры и имеют собственные интересы.

На БРИКС отражаются все мировые события

Затем к этому формату подключилась ведущая экономика Южной Америки в лице Бразилии, а во второй половине нулевых и Южная Африка, причем во многом для того, чтобы БРИКС представляла собой не три, а сразу четыре континента нашей планеты.

Другой вопрос, что со времен начала данного сотрудничества прошло уже немало времени, а каких-то существенных шагов в сторону развития этой платформы так и не произошло. Например, в 2015 году были разговоры о создании банка БРИКС, который мог бы стать альтернативой Всемирному банку, и собственной системы глобальных расчетов, аналогичной SWIFT, но пока это ни к чему не привело.

Кроме того, внутренние проблемы во всех пяти государствах, противоречия между ними, мировой финансовый кризис, а также существенный рост глобальной напряженности не могли не отразиться на данной структуре, серьезно снизив энтузиазм ее стран-членов.

Например, партнеры России не могут игнорировать тот факт, что наша страна сегодня находится под санкциями и видит в развитии институтов БРИКС альтернативу западной глобальной экономике. Китай, как и обычно, пытается проводить собственную линию и рассматривает Россию, как источник сырья и технологий, а Бразилию и Южную Африку, как рынок сбыта.

БРИКС – это в первую очередь платформа для консультаций

Аналогичные планы присутствуют и у Индии, которая значительно уступает Китаю в военном и экономическом плане и имеет с ним традиционно сложные отношения, который имеют и характер нерешенных территориальных вопросов. Были же между Пекином и Дели два военных конфликта в 1962 и 1967 годах, не говоря уже о том, что именно Китай в Индии воспринимают, как главного геополитического соперника.

На это накладывается и традиционная поддержка со стороны Китая соседнему с Индией Пакистану.

Что касается России, то наша страна хочет выстроить позитивные отношения со всеми партнерами по БРИКС, но, в то же время, мы стоит на том тезисе, что Москва не будет подстраивать свою политику под другие страны. Поэтому в такой ситуации должно произойти какое-то серьезное мировое событие, чтобы БРИКС перестала быть только площадкой для консультаций.

«С БРИКС на сегодня возникла достаточно странная ситуация, ведь, по сути, даже название этой структуры было предложено не кем-то из его участников, а стало плодом аналитической работы сторонних экспертов», — констатирует Грибов.

По словам Павла Геннадьевича, это весьма показательный факт в плане настоящего и будущего данной структуры.

БРИКС нужно определиться со стратегией выстраивания отношений

«Безусловно, у стран, которые входят в БРИКС, есть общие черты и общие интересы. В то же время, если смотреть на чистую экономику, то здесь можно найти не так много аспектов для пятистороннего сотрудничества», — заключает Грибов.

Как замечает эксперт, у стран-членов БРИКС объективно разные интересы, и это нужно учитывать в рамках такого формата сотрудничества, ведь бессмысленно требовать от данной организации того, на что кто-то из ее членов точно не пойдет.

«Впрочем, изначально вообще было сложно предположить, что эти государства могут сотрудничать между собой, поскольку они представляют собой разные континенты и совершенно разные товары, но все-таки какие-то наметки в данном направлении за эти годы были сделаны. Что касается проблем, которые сегодня есть в БРИКС, то они являются последствием данных противоречий, поэтому здесь надо говорить в первую очередь о формате будущего сотрудничества», — резюмирует Грибов.

Соответственно, необходимо рассуждать не о кризисе в отношениях, а о том, как мы будем строить наше взаимодействие дальше.

«Например, непонятно, как политически будут взаимодействовать Китай и Индия, Бразилия сегодня переживает довольно острый внутриполитический кризис. Кроме того, на это накладывается и то обстоятельство, что Россия и Китай сегодня претендуют на одни и те же рынки, что создает дополнительные противоречия в рамках БРИКС», — констатирует Грибов.

Таким образом, дать какой-то толчок для БРИКС может событие вроде совсем агрессивных действий США на глобальной арене, которые затронут национальные интересы большинства незападных государств. И надо сказать, что это действительно возможно.

Читайте нас в Яндексе

You Might Also Like