Новости

Повышение ставки ФРС отразится на России «косвенным эффектом»

Повышение ФРС США базовой процентной ставки скажется на рубле и российской экономике лишь косвенно. Такое мнение ФБА «Экономика сегодня» озвучил доцент факультета финансов и банковского дела РАНХиГС ‍Сергей Хестанов.

«Федеральная резервная система (ФРС) – достаточно независимая американская организация, на решение которой повлиять политики не могут, решения по монетарной политике она принимает, исходя из интересов США. Сейчас повышение базовой ставки во многом вынужденное – с одной стороны, оно давно назревало из-за «перегрева» на американском рынке недвижимости, появились риски повторения ипотечного кризиса.

С другой стороны, за последний отчетный месяц в США резко выросла инфляция, и нужно было принимать экстренные решения. В годовом выражении инфляция достигла 2,8%, что для американской экономики довольно много, так что сегодняшнее решение ФРС было для многих ожидаемым. Более того, если инфляция в Штатах не начнет снижаться, весьма вероятны новые аналогичные шаги ФРС», — отмечает аналитик.

Комитет по открытым рынкам ФРС США по итогам двухдневного заседания, проведенного под руководством нового главы регулятора Джерома Пауэлла, повысил ключевую ставку до 1,75–2% годовых. К такой мере организация обращается уже второй раз в этом году — изначально планировалось, что в 2018-м повышение пройдет не более трех раз. Однако по итогам июньского заседания члены комиссии спрогнозировали четыре повышения базовой ставки до конца декабря, скорректировав негативно собственные мартовские прогнозы. В долгосрочной перспективе ФРС прогнозирует ставку выше уровня 2,5%.

«Прямая связь ставки ФРС с рублем довольно слабая, так что напрямую решение американского регулятора на экономике РФ не отразится. Тем более, что оно заранее прогнозировалось и сюрпризом не стало. Однако политика ФРС влияет на фондовые рынки, а главное, сильно отражается на сырьевых рынках. Есть ощутимая вероятность, что дальнейшие повышения ставки приведут к снижению сырьевых цен.

А котировки газа и, прежде всего, нефти на мировых торговых площадках напрямую отражаются на российской экономике. В частности, снижение цены барреля ослабляет рубль. Говорить, что это неминуемо случится, нельзя, но аналитики такую возможность вполне допускают. Возможность такого сценария до конца нынешнего года или в более долгосрочной перспективе, оценить тоже довольно сложно», — считает эксперт.

Фактор неопределенности

Июньское повышение ключевой ставки стало вторым за 2018 год, предыдущее произошло в марте — тогда ставку увеличили на 0,25 процентных пункта. С 2015 года ставку в США повышают уже в седьмой раз. На мартовское решение американского регулятора рубль и российская экономика просто не отреагировали – аналитики объявили, что шаг со стороны американцев был вполне ожидаем и российская экономика заранее его учитывала.

На решение американского регулятора о повышении ставки сразу отреагировало Управление денежного обращения Гонконга, повысив свою базовую процентную ставку до 2,25%. Это обусловлено тем, что гонконгский доллар с 1983 года остается привязанным к американскому. Рынок ценных бумаг США отреагировал на новости снижением котировок. Российская валюта просто повышения ставки «не заметила». Стоимость нефти на утренних торгах теряла 0,5%, до 76,39 доллара за баррель по марке Brent (августовский фьючерс).

«На горизонте несколько лет хорошим индикатором инфляции в США является ликвидность американских гособлигаций – все указывает на величину порядка 3%. Скорее всего, он и станет ориентиром для ФРС на ближайшие годы. А значит, потенциал роста базовой ставки Федеральной резервной систему еще довольно значительный.

Инфляция, которую показал последний отчетный период в США, показала стремительный рост. Американцам такой рост цен на внутреннем рынке просто не нужен. Этот фактор подталкивает не просто к повышению ставки, а к максимально агрессивным действиям. Так или иначе такие действия американцев затронут большинство мировых рынков, и все будет зависеть от того, насколько быстро Штатам удастся обуздать инфляцию. Впоследствии можно будет задействовать механизмы, которые позволят снизить ставку. Но это перспективы горизонта нескольких лет», — заключает Сергей Хестанов.

Читайте нас в Яндексе

You Might Also Like